Тюбетейка узбекская своими руками

Добавлено: 09.04.2018, 00:58 / Просмотров: 33233
Закрыть ... [X]

Мнения авторов могут не совпадать с точкой зрения редакции.

Редакция рассматривает все предложения о публикации статей, но оставляет за собой право не вступать в переписку с авторами.

Недовольных нет? Куда переехали жители снесенной махалли «Укчи-Алмазар»

Недовольных нет? Куда переехали жители снесенной махалли «Укчи-Алмазар»

Спустя три с половиной месяца после решения городского хокимията (администрации) Ташкента о расселении махалли (квартала) «Укчи-Алмазар», на месте которой строится деловой центр «Ташкент сити», многие жители остались довольны своим выбором. Несколько семей уже заселились в квартиры вторичного жилищного фонда, но большинство терпеливо ждут окончания строительства новых многоквартирных домов. Хотя по-прежнему, опасаясь «сюрпризов» со стороны городских или районных властей, все они просят не называть их настоящие имена. Читайте, чем завершилось самое громкое дело в узбекской столице конца 2017 года.

Аркадий Дубнов: «Центральная Азия требует уважения»

Аркадий Дубнов: «Центральная Азия требует уважения»

Сегодня в Москве прошел международный круглый стол «Центральная Азия и Россия: создание общего будущего», который открыл серию международных мероприятий Астана Клуба в 2018 году. На встрече выступали ученые, главы международных исследовательских структур и эксперты, в том числе эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов, который говорил о зарождении новой идентичности региона и о том, что России нужно с бóльшим уважением и вниманием относиться к политическим процессам, идущим там. «Фергана» предлагает вашему вниманию доклад А.Дубнова, сделанный на этом круглом столе.

В ожидании сигнала «можно». Human Rights Watch - о свободе слова в новом Узбекистане

В ожидании сигнала «можно». Human Rights Watch - о свободе слова в новом Узбекистане

Human Rights Watch опубликовала доклад «Их не видно, но они всегда здесь» о цензуре и свободе СМИ в Узбекистане. Это первое с 2010 года проведенное в стране подобное исследование. Отметив либерализацию тематики публикаций и общественные послабления, правозащитники пришли к выводу, что журналисты ждут «ясного сигнала» о допустимости критики власти. Пока прессе мешают цензура, самоцензура и продолжающиеся посадки публицистов, ученых и блогеров по сфабрикованным обвинениям. Правозащитники считают, что преследования критиков власти ставят под сомнения либеральные намерения Мирзиёева.

Лежачий полицейский. Что происходит с Интернетом в Узбекистане

Лежачий полицейский. Что происходит с Интернетом в Узбекистане

Интернет в Узбекистане есть, и даже президент Мирзиёев это заметил, повелев догнать страны содружества по скорости и качеству предоставления услуг. Сегодня скорость передачи данных в узбекском интернете по внешним каналам и внутренним серьезно различаются, пользователи, как правило, недовольны. При этом власти ввели штрафы для провайдеров за низкое качество и нестабильную связь. Как работают сегодня провайдеры в Узбекистане, что ищут в Сети пользователи, сколько стоит доступ и другие особенности узбекистанского интернета - в материале «Ферганы».

Бог из машины. Сергей Абашин - о том, почему мигранты из Узбекистана так мечтают об автомобиле

Бог из машины. Сергей Абашин - о том, почему мигранты из Узбекистана так мечтают об автомобиле

Многие трудовые мигранты из Узбекистана говорят, что едут в Россию на заработки, чтобы купить машину. Это удивительно: автомобили в Узбекистане дороже, чем в других странах, и купить машину можно только, тяжело отработав не меньше двух лет в миграции. Казалось бы, в чем смысл? Но автомобиль в Узбекистане - это индикатор социальных отношений и признак социального статуса. Предлагаем вам конспект лекции «Машина в представлениях мигрантов из Узбекистана», которую прочел в Москве профессор факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергей Абашин.

Выход за периметр. Надежда Атаева - об освобождении политических узников в Узбекистане

Выход за периметр. Надежда Атаева - об освобождении политических узников в Узбекистане

В Узбекистане объявили об освобождении четырех политических заключенных: правозащитников Юлдаша Расулова, Чуяна Маматкулова, Кудрата Расулова и журналиста Гайрата Михлибаева. В ближайшее время из тюрем могут выйти еще несколько узников совести. Если ориентироваться на список политзаключенных в резолюции Европарламента от 2014 года, таких заключенных осталось всего пятеро. Президент ассоциации «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA, Франция) Надежда Атаева рассказала «Фергане», о ком идет речь, и почему говорить о «политической оттепели» в Узбекистане пока преждевременно.

Аркадаг из Кремля. Сторонники Путина в Центральной Азии потрясли российский ЦИК

Аркадаг из Кремля. Сторонники Путина в Центральной Азии потрясли российский ЦИК

18 марта россияне переизбрали на новый срок действующего президента Владимира Путина. Глава ЦИК России Элла Памфилова заявила, что явка на выборах за рубежом ее «просто потрясла»: и действительно, очередь желающих проголосовать в Бишкеке была, пожалуй, одна из самых масштабных на постсоветском пространстве. Мы собрали информацию, как проголосовали за Путина граждане России, живущие в странах Центральной Азии, и как отреагировали на очередной шестилетний срок российского коллеги главы стран региона.

</ br>

Другие статьи «У тебя на спине Эрмитаж». Как пытали Бобомурода Абдуллаева Прочь от Москвы? Аркадий Дубнов - о том, почему постсоветская Азия начинает свою игру На три буквы. Мирзиёев избавил Узбекистан от СНБ Конвертация зеленого паспорта. Как упрощение выхода из гражданства принесет Узбекистану миллионы долларов Непотизм по-узбекски. О семейных схемах прокурора Мирзаева и налоговика Парпиева Любовь и фобии. К итогам первого визита Мирзиёева в Таджикистан Советистан глазами Одиссея. О путешествии в Центральную Азию через «Врата ада» Испуганные и разоренные. Наследие Иноятова изгоняют из силовых структур Узбекистана Женить нельзя помиловать. Почему в Узбекистане все труднее развестись Портрет на ковре и нож от злых духов. Кто возрождает исчезающие ремесла в Таджикистане «Не повторит судьбу тиранов». В Шавката Мирзиёева поверил главный оппозиционер Узбекистана Мяч в игре. О дюжине участников первого сезона Суперлиги Узбекистана Всем наступит махалля. Очередной указ президента Узбекистана возмутил жителей страны Планета мигрантов. Сахаровский центр рассказал, почему нелегалов не существует Тот, чьего имени нет. Дождется ли узбекистанский футбол португальского революционера? Исламский ренессанс. О попытках Мирзиёева изменить религиозную жизнь Узбекистана «Они хотели взорвать Термез». Почему СНБ записала в шпионы семью переселенцев из Таджикистана Кипяток за шиворот. Как люди в Узбекистане становятся правозащитниками Били мало, но с уважением. Журналист Солижон Абдурахманов рассказал, как отсидел 3406 дней «ни за что» Город в отключке. Андижан снова зимует возле буржуек и газовых баллонов «Гул» не затих. Как газета для мигранток за год превратилась в центр женской взаимопомощи Не бойтесь: вы в театре. Чем удивил зрителей V Международный фестиваль «Откровение» в Алма-Ате Фетва вместо закона. Как в Узбекистане сделать ЭКО и найти суррогатную мать «Если вернусь живым, построю мечеть и детсад». Пять историй трудовых мигрантов из Узбекистана Свободны ли граждане Востока. Как устроен российский невольничий рынок Проигрыш в монополию. Зачем «Узбекским авиалиниям» менять стратегию и делиться небом Попасть или пропасть. Почему не все мигранты добираются до России Общий сбор по теплотрассам. Как в Ташкенте впервые официально заметили бомжей Квартал из одного человека. Что осталось от русских городков на севере Таджикистана Грузите учебники самолетами. Русский язык – первый из иностранных в Центральной Азии Крути педали. Кто рулит в узбекистанском велоспорте «Сначала - на могилы жены и дочки». Журналист Дильмурод Сайид - о том, что ломает человека в тюрьме «Ты не выйдешь отсюда живым». Бобомурод Абдуллаев рассказал матери о пытках в СНБ Где пригодился, там и поженился. Зачем мигранты повторно заводят семьи на чужбине 47 ронинов. Как выступят на Олимпиаде спортсмены из Центральной Азии Россия меняет врага. Когда агенты Госдепа страшнее узбеков с таджиками Выставка достижений принудительного труда. Поверят ли американцы в отмену «хлопкового рабства» в Узбекистане? Служба Наследия Берии. Что означает для Узбекистана отставка Рустама Иноятова По мощам и елей. 80-летию Каримова посвящается, часть третья Четверть века унижения и страха. 80-летию Каримова посвящается, часть вторая Товарищ Исламходжа. 80-летию Каримова посвящается, часть первая Арабский труд. Что будет с узбекистанской «молодежкой» после победы на Кубке Азии Фрески Дома кино. О влечении к звездам и умащении власти Кому они нужны. Как россияне за свой счет возвращали покалеченных мигрантов в Узбекистан Достучаться до властей. Чиновники не дают узбекским программистам изменить мир Катта ашула: высокий стиль пения в Узбекистане Как реанимировать жаворонка? Полезные советы Мирзиёеву от уехавших узбекистанцев Регтайм для клоуна. Евгений Брим о ташкентском прошлом и американском настоящем Выхода не было. Что известно о сгоревшем в Казахстане автобусе С приставкой «супер». К чему приведут реформы узбекистанского футбола Диаспора нам поможет. Чем армянский опыт полезен Узбекистану Логово драконов. Во что превратили дворец узбекского олигарха Две родины, одна жизнь. Как таджики с узбеками русские деревни спасают «Это добьет старый город». Что думают архитекторы, историки и кинематографисты о «Ташкент Сити» Возврат не гарантирован. Как узбекскому президенту заманить соотечественников на родину «Прикоснуться к тайнам Востока». В Москве пройдет выставка-ярмарка «Тюбетейка» Узбекистан своими глазами. Арашанские озера – святилище над облаками Как в Ташкенте отбирали квартиры и дарили их участковым. Расследование сайта «AsiaTerra» «Я мог стать первым миллиардером Узбекистана». Рустам Усманов о своем прошлом на родине и будущем в России Все стерпит. В Таджикистане историк-ремесленник хочет наладить производство необычной бумаги Асык, Кок-бору, Куштдепди и атлас. Что охраняет ЮНЕСКО в Центральной Азии Видеолекторий «Ферганы». Осиповский мятеж 1919 года в Ташкенте С Новым! Поздравительная телеграмма от «Ферганы» Дать стране угля. Холода еще не наступили, а топлива в Узбекистане уже не хватает Ташкенту можно все? Аркадий Дубнов - об итогах 2017 года в Центральной Азии «Оспаривать не буду». Бывший защитник журналиста Бобомурода Абдуллаева ничего не смог объяснить Налево пойдешь – голову потеряешь. Чем опасны «левые» регистрации мигрантов «Проект ИГ — больше, чем секта». Эксперт Андрей Серенко об опасности халифата для России и Центральной Азии Удивилась даже лошадь. Президент Узбекистана официально прописался в соцсетях Терминатор и карма. Почему Узбекистан отказался от услуг своего самого знаменитого велогонщика Хочется безопасности. Узбекистанцы в Турции ждут свобод от Мирзиёева Конец времени крыс? Мирзиёев пообещал уйти, если у него не получится Следите за руками. Как работодатели в РФ отказываются от пострадавших на производстве мигрантов Дорогие игроки. Немцы приценились к футболистам Центральной Азии Выживать можно? Куда из Москвы исчезают мигранты Двери закрываются. Как Европа принимает беженцев из стран бывшего СССР «Идите куда хотите». Проект «Ташкент-Сити» вытряхивает жителей из их домов Музыкант Алексей Стадлер: «Виолончель, най и гиджак отлично звучат вместе» Халифат за 20 баксов. Как боевики рекрутируют детей и молодежь на севере Афганистана Доклад Мирзиёева: «Мосты сожжены. Отныне служим народу» «Что ты плачешь, ты же мужчина». Как в Узбекистане любителя выпить признали религиозным экстремистом Небесные скакуны и мир прошлого. Зачем империя Хань воевала против древней Ферганы? Цифры президента Мирзиёева. От бюрократической суперскорости до крупного рогатого скота «Международный Центр Кредитования»: Бизнес должен быть социально ответственным Видеолекторий «Ферганы». «Памятники Ташкента» и «Тайны древнего Чиланзара» Орден восходящего солнца. За что Япония наградила жителя Узбекистана? Поймать, обвинить, депортировать. LA Times о новой миграционной политике Турции Каримов и скульптуробесие. Почему москвичи против памятника узбекскому президенту С милицией, но без удобств. Захотят ли туристы еще раз вернуться в Таджикистан? Толстолобик не послушался. Удалось ли властям Ташкента остановить рост цен на городских рынках Цены растут, а жизнь все лучше. Читаем постановление Мирзиёева о бензине Узбекистан: Что рассказывают об арестованном Хане Насреддинове его ученики? Владимир Юденич, «Раб Скрипки» и Паганини Узбекистана Узбеки приглашают на плов в Малаховке. Бесплатно, вкусно, от всей души Только для женщин, или Кто такие отынча в Центральной Азии Поля безнадежности. Дети Узбекистана остаются заложниками битвы за урожай хлопка Наргис из Узбекистана: «Я бы умерла, если бы снова не вышла на сцену» Кто помогает ИГИЛ укрепить позиции на севере Афганистана? «Расскажи про родной kishlak». Как мигрантов в Москве английскому учат Родственники Сайфулло Саипова: «Мы все в шоке. Как в кошмаре. Не можем понять, зачем он это сделал» Демиург советского Узбекистана. К столетию Шарафа Рашидова В Ташкенте арестован Хаёт Насреддинов – известный блогер, преподаватель, экономист и активист Надоело вкалывать. Мигранты оставляют тяжелую работу россиянам Ислам и государства Центральной Азии: Риторика и практика отношений Что нам известно о террористе Сайфулло Саипове Почему ташкентская журналистка Малохат Эшанкулова просит политубежища в США Суд кончился, дело - нет. Сторона Жасурбека Ибрагимова продолжит поиск виновных в его смерти Антон Кротов: «Средняя Азия — отличный регион для путешествий» Программа за программой. Что мешает Узбекистану в борьбе с ВИЧ-инфекцией Анна Рочева: «Миграция вплетена в биографию киргизской женщины» Друг второго уровня. Удастся ли Турции стать стратегическим партнером Узбекистана «Молодежь возвращается на Бродвей». Стив Свердлоу об успехах и недоработках Мирзиёева в построении правового общества Валютные схемы по-узбекски. Многолетняя история финансового вопроса Политические заключенные в Кыргызстане как символ уходящей власти Крепость покажет. Археологи раскапывают в Шымкенте древнее городище Кыргызстан: Десять лет назад убили нашего коллегу Алишера Саипова, сегодня в Оше открылся его музей «Уничтожим тебя и всю твою семью». Как в Узбекистане сфабриковали дело о госизмене На костях хлопкового монстра. Кому Мирзиёев доверит экспорт «белого золота» Узбекистан: Новая конференция на фоне старого зиндана «Холмик с горсточку». Восемь лет без Александра Файнберга... и памятника на его могиле Институт имени Шредера в Ташкенте: Когда-то здесь был сад Разоблачая коррупцию: «Офшорная схема за кулисами богатства младшей дочери Ислама Каримова» Архитектурный брутализм в Центральной Азии Неюбилейные заметки. Анатолий Адамишин — человек, пытавшийся остановить гражданскую войну в Таджикистане Как выглядит демократия на бумаге. В Узбекистане обсуждают вопрос народного контроля над властью Свободная продажа валюты в Узбекистане откладывается. Из-за опасения падения курса сума Дружба с ускорением. Атамбаев торопится договориться с Узбекистаном обо всем Сергей Абашин: «Мигрантофобия в России имеет, прежде всего, политический и идеологический характер» В Узбекистане освобождён ещё один политзаключённый - Солижон Абдурахманов Базовый вопрос. Появятся ли в киргизском Оше российские военные? Снова тайный арест. Эра прав человека в Узбекистане еще не наступила Раз и навсегда? Удалось ли борцам с хлопковым рабством победить систему Хлопкорабство в Узбекистане: Последние жертвы? Опиум для президента. О религиозном аспекте предстоящих в Киргизии выборов Домолиться до Мекки. Ущелье Пешагор – одно из сакральных мест Узбекистана Лариса Панкратова: «Ментально я, скорее, узбечка» «Бурхан» летит на Запад. Первый визит второго президента Узбекистана в США Адхам из Узбекистана: В Москву на заработки и за вдохновением «Похищения людей продолжаются». Правозащитник Бахром Хамроев - о насильственной депортации узбеков на родину Центр-переселенец. Кто поможет «Таким же детям»? Узбекистан: «Нам, имамам, тоже нелегко!» Узбекистан: Государственная футбольная федерация закрытого режима Социальные сети Узбекистана взорвало видео хокима, самолично избивающего директоров школ Заявление НПО: Пространство для деятельности гражданского общества в Центральной Азии сужается «Земля и воля», или Почему для узбекских дехкан актуален старый лозунг русских революционеров С берегов Чирчика на берега Балтики. В Ташкенте прошла крупнейшая сельскохозяйственная ярмарка Валютная либерализация в Узбекистане: Центробанк страны пока проигрывает «чёрным менялам» Марк Вайль. Прошло десять лет Alerte Héritage: Почему мы занимаемся культурным наследием Даврон Мухамадиев: «Тема миграции в России слишком политизирована» Дело «узбекского Мавроди»: Расцвет и крушение финансовой пирамиды Ахмадбая Чиназского Договор, о котором знать не положено. Узбекистан и Киргизия предпочли решать вопрос о границе втайне от всех «Светлый вторник», или Конвертация, которую в Узбекистане так давно ждали, наступила Высшее образование в Узбекистане. Ещё раз о тестировании, абитуриентах и коррупции Мухаммад Салих: «Я вернусь в Узбекистан только полностью свободным человеком!» Узбекистан, «дело Жасурбека Ибрагимова»: Минздрав вынес вердикт - врачи не виноваты Таджик Махсуд: Получить российский паспорт, чтобы уехать в Америку Семь лет спустя. Human Rights Watch возвращается в Узбекистан? Ислам Каримов: Великий правитель или враг собственного народа? Добрые ангелы Узбекистана. Спасение онкобольных - дело рук волонтеров и спонсоров?
Источник: http://www.fergananews.com/uzbekistan


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


Рисовать цветы пошагово фото
Нарисованная любовь карандашом поэтапно
Как сделать черепицу для кукольного домика
Школьный радиоузел своими руками
Костюм попугая своими руками
Как можно избавится от клопов самостоятельно
Как украсить прудик своими руками фото


Тюбетейка узбекская своими руками
Тюбетейка узбекская своими руками


Узбекская тюбетейка. Страна Мастеров
Водопровод своими руками



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ


Back to Top